Зеленский и Шольц не смогли промолчать



Пока у европейцев худеют только кошельки, но если так пойдет дальше, начнут вынужденно худеть, причем массово. Как в Европа прощается с сытыми и теплыми временами?
Во вторник в Страсбурге глава евродипломатии Жозеп Боррель изо всех сил уговаривал депутатов Европарламента еще потерпеть антироссийские санкции. Мол, еще немного – и эффект наступит. «Мы настаиваем на том, что эти санкции работают. Мы не можем их отменять, пока они не принесут результат. Это, как диета, результат не достигается на следующий день. Надо принимать меры, и постепенно будет эффект. Но если все резко бросить, то килограммы могут вернуться», – настаивает Боррель.

Пока же у европейцев худеют только кошельки, но если так пойдет дальше, начнут вынужденно худеть, причем массово. Как в Европа прощается с сытыми и теплыми временами?

На прошедшей неделе председатель Еврокомиссии дала волю своему пафосу и многословию, на который недавно указывал даже журнал Spiegel. Устроила целый спектакль с переодеваниями. Выглядело это ярко, но временами, как в любительском театре, где актеры произносят чужие тексты и не доросли до экспромта.

«Мы ввели самые жесткие санкции, которые когда-либо видел мир. И я хочу очень ясно сказать: санкции останутся в силе. Для нас наступило время решимости, а не умиротворения. Это должно быть предельно ясно. Российская промышленность разорвана в клочья», – заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Образ российской экономики, разорванной в клочья, уже был – в 2015 году его ввел в оборот тогдашний президент США Обама. Образ фантастический, но ситуация, видимо, располагает к некоторой воинственной эйфории, и те, кто, как представитель Франции Манон Обри, приходит с каким-то бумажками, на которых написаны страшные суммы, они не нужны, они только отвлекают – мешают бить в боевой барабан.

«Счета, которые вы нам показали, как говорят французы, «невыносимы». Но знаете что? Отправьте эти счета в Москву, там им самое место», – сказала Урсула фон дер Ляйен.

Вот это было сказано на каком-то бешеном кураже и расшифровывается так: все недовольные – чемодан, вокзал, Россия. Искренне ваша, председатель Еврокомиссии. Возможно, когда-нибудь фон дер Ляйен или греческий премьер Мицотакис (он тоже предложил отправлять счета Путину) пожалеют об этих словах. Когда к ним придут те самые недовольные. Возможно, это случится довольно скоро.

На днях в Нойбранденбурге несколько тысяч человек вышли требовать отмены санкций и прекратить поставки оружия на Украину. Велопробег в Ганновере – пекари требует снизить цены на электроэнергию: раньше платили по 9 тысяч в месяц, сейчас с них требуют 18 тысяч. Такие протесты еще не оформились в какое-то общеевропейское движение, но их много, есть потенциал к переходу в новое качество.

Или вот более жесткие варианты – на неделе бастовали французские энергетики, а за ними стачку устроили авиадиспетчеры, отменены около тысячи рейсов. В конце сентября профсоюз грозится повторить, если зарплата не будет проиндексирована в размере инфляции.

Но деньги обесцениваются каждый день, не угнаться – в августе новый инфляционный шок: евро потерял больше 9%. Spiegel описывает предстоящие месяцы как трагедию в пяти актах: в первом и втором немецкая промышленность переживает эффект домино – за энергоемкими производствами «складывается» весь крупный и средний бизнес, а затем следует социальный коллапс.

«Акт третий: компании, как правило, не имеют иного выбора, кроме как переложить повышение цен на потребителей, которые уже и без этого должны экономить, чтобы оплачивать счета за электричество и газ. Значит, имеем признаки экономической катастрофы. Потребительское настроение хуже, чем когда-либо в истории Германии. Потребление сокращается, первые компании сдаются, в какой-то момент безработица начинает расти. Добро пожаловать в четвертый и пятый акты экономической драмы, для этого ужасного сценария есть одно слово, которое пробуждает страх, – «рецессия». И, похоже, страна в скором времени окажется в самом ее разгаре. Нынешний газовый кризис имеет все предпосылки, чтобы стать Lehman Brothers в энергетической отрасли», – пишет Spiegel.

С банкротства инвестиционного банка Lehman Brothers 15 сентября 2008 года начался сначала американский ипотечный, а потом и глобальный финансовый кризис. Они еще стесняются называть вещи своими именами – говорить про депрессию, но сравнение той ситуации с нынешней все-таки выглядит чрезмерно оптимистичным. Для Германии, а значит, и всей Европы.

С начала года немецкое промышленное производство сократилось почти на 2%, в лидерах спада – химпром, основа многих технологических цепочек: минус 10%. Процесс пошел. И объективно есть только один эффективный способ противодействия нарастающему хаосу в экономике.

«Мы ведем экономическую войну против России. Нужно было заранее предусмотреть последствия наших действий. Как обычно, в результате все сводится к ущербу для населения. Вот сколько зарабатывает Россия от этих санкций. Прибыль «Газпрома» выросла с 27,5 до 76 миллиардов! Если вы хотите что-то сделать для Украины, отменяйте санкции», – считает Клаус Эрнст, депутат от фракции Левых, председатель Комитета по энергетике Бундестага.

«Мы видим, уже полгода, что эти санкции в первую очередь наносят огромный ущерб Германии и Европе. Они угрожают людям нищетой, несут угрозу нашей промышленности, нашей экономике. Необходима предметная дискуссия о том, имеет ли такая экономическая война смысл. Пока «Газпром» получает рекордные прибыли, на Путина вообще не оказывается никакого давления. Это просто смешно», – уверена Сара Вагенкнехт, депутат от фракции Левых.

Впрочем, вряд ли эти призывы будут услышаны. Отдельные голоса, которые, например, требовали срочно запустить «Северный поток-2» и еще в августе складывались в некоторое подобие хора, затихли. Даже Левые, которые всегда были за диалог, теперь публично дистанцируются от Вагенкнехт и поговаривают о ее исключении из партии. Многие, видимо, пребывают в ощущении, что вот сейчас нужно перетерпеть эти месяцы, может быть, год и потом все будет с лихвой компенсировано военными трофеями. Но уже можно без опаски не только показывать на сомнительный элемент пальцем, но и выносить ему приговор.

В пятницу Европарламент постановил, что Венгрия больше не демократия. И сделано это именно сейчас, потому что Орбан – единственный из европейских лидеров, кто хочет отмены санкций. Впрочем, и продолжает хотеть. «Мы учили, что санкции вводит сильный против слабого. Но если посмотреть на энергетические санкции, видно, что мы в Европе энергетические карлики, которые вводят санкции против энергетического великана. По-моему, это не может привести ни к чему хорошему. Если бы мы отменили санкции, то ситуация в Европе сразу улучшилась. А что касается решения Европарламента, думаю, это смешно. Мы не смеемся, просто потому, что нам надоели их решения. Это скучная шутка», – заявил Орбан.

Дословно шутка звучит так: Венгрия – гибридная система электоральной автократии. В это нет смысла вникать – главное, что теперь Еврокомиссия может может лишить Будапешт разнообразных видов финансовой поддержки. И у фон дер Ляйен явно с этим не заржавеет – из Брюсселя уже успели пригрозить, но на этой неделе госпожа председатель была очень занята. Сменив желтый пиджак и синюю блузку на желтую блузку и синий пиджак, глава Еврокомиссии отправилась в Киев. Уже в третий раз с конца февраля. Ее имя теперь там на Алее смелости рядом с Джонсоном и Дудой, у нее теперь есть орден Ярослава Мудрого, древнерусского князя. Денег она особо не привезла, что-то около ста миллионов евро, но ее очень ценят в Киеве за внешнюю поддержку, в которой она готова зайти (или, правильнее, заехать) значительно дальше, чем, например, канцер Германии Шольц.

«Я выступаю за то, чтобы европейские страны поставляли Украине то, в чем она действительно нуждается. Если они говорят, что им нужны боевые танки, мы должны серьезно к этому отнестись и поставить их. Они точно знают, что им нужно для защиты своих жизней», – сказала Урсула фон дер Ляйен.

Если что-то знаешь, то иногда об этом лучше молчать, а Зеленский взялся комментировать: «В Германии существуют определенные психологические барьеры для поставок оружия Украине, связанные с ее нацистским прошлым». Во-первых, более исчерпывающего диагноза собственному режиму украинский президент не мог поставить. А во-вторых, если немцы вдруг начнут массированные поставки танков, это будет означать, что психологические барьеры, отделяющие нынешнюю Германию от Третьего Рейха рухнули, и идеологически они тождественны. Зеленский дал четкое этому обоснование. Впрочем, есть и более осязаемые прозаичные причины для нежелания делиться – даже сама Фон дер Ляйен, которая за годы своих впечатляющих карьерных метаний успела поработать министром обороны Германии, должна знать, что у Бундесвера не сады, особенно по танкам: новых Leopard 2 всего около 50 штук.

В этом году немцы переплатят за электроэнергию 123 миллиардов евро – половина государственного бюджета, в следующем – 136 миллиардов. И чтобы нарастить выпуск сложной техники в условиях энергетического, логистического и производственного кризиса, необходимо всю промышленность переводить на военные рельсы, а общество – на военное положение. Пока такого нет в публичных планах, хотя огосударствление критических секторов началось. Крупнейшие поставщики газа концерны Uniper и VNG ведут переговоры о продаже правительству контрольных пакетов. Компании немецкие. С российскими компаниями в Германии вообще не говорят.

Будущим инвесторам на заметку. НПЗ в Шведте на 54% принадлежит концерну «Роснефть». Он был построен еще в гдровские временам, на его продукции ездит и летает вся Восточная Германия. И вот позавчера немецкие власти сообщили, что временно, на полгода, предприятие переходит под внешнее управления Федерального сетевого агентства. Проще говоря, национализируется. Не сказать, чтобы это было совсем уж неожиданностью. С одной стороны, со следующего года Евросоюз перестает покупать российскую нефть, и было ясно, что рано или поздно они захотят отключить главного акционера от процесса принятия решений. А с другой – мы помним, что случилось с активами «Газпрома» в Германии. Еще в апреле правительство Шольца встало на путь экономического разбоя.

А вообще, это случилось даже раньше, когда Германия поддержала арест российских финансовых активов, и теперь они просто продолжают грабить всех, до кого могут дотянуться. У «Роснефти» – 12% немецкой нефтепереработки, вот все и уводят: вместе с НПЗ в Шведте мощности в Карлсруэ и Фобурге. Оценку произошедшего не меняет и то обстоятельство, что это вынужденное решение – они же сами обложили санкциями русскую нефть, и канцлер Шольц прав – будет иметь далеко идущие последствия для немецкой энергетики.

«Это решение не было принято легко, но оно было неизбежно. Важно, что положение НПЗ, города и всего региона будет в безопасности, это я хотел бы особенно подчеркнуть для работников завода и их семей. Мы подготовили пакет помощи, который ускорит трансформацию всего региона и обеспечит перспективы для будущего Шведта. Чтобы иметь возможность для стабильного снабжения нефтью, мы рассматриваем не только поставки через Росток, но и все возможные варианты кооперации с Польшей, которая теперь будет ускорена», – отметил Щольц.

Порт в Ростоке может принять максимум 6 миллионов тонн нефти в год, НПЗ в Шведте перерабатывает 12 миллионов. Они нужны все. А как обеспечить полную загрузку? Тут-то поляки и поймали немцев в ловушку. Точнее, немцы сами себя в нее загнали санкциями, а в Варшаве воспользовались их уязвимостью. Дело в том, что на терминалы в Гданьске приходит саудовская нефть, таким образом Польша компенсировала те объемы топлива, которые потеряла, когда закрыла нефтепровод «Дружба».

На часть поставок через Гданьск и рассчитывает правительство Шольца – без этого Берлин и Бранденбург просто остановятся, да и всем остальным восточно-германским землям будет плохо. И тут вдруг оживляется тема репараций за Вторую мировую. Как выразился на неделе министр иностранных дел Польши Збигнев Рау, «отсутствие компенсации за войну отягощает будущее германо-польских отношений» – один триллион триста миллиардов евро на бочку. И это за прошлое, а есть и актуальные прегрешения, давит на немецкую психику премьер Моравецкий.

«Я бы очень хотел, чтобы Еврокомиссия наконец-то заметила, что мы были правы по отношению к России и Германии. Но с этим связан и текущий кризис. Большой кризис в Европе. Вот поэтому и энергетический кризис, и инфляция, и нехватка газа. Они совершили грандиозную ошибку. Это причинно-следственная связь. Это не произошло без предпосылок. Это из-за того, что немцы хотели вести дела с Россией, энергетическую политику вместе с Путиным. Это повлияло на то, что Россия смогла напасть на Украину, а в итоге это привело к дестабилизации всей Европы», – заявил Моравецкий.

В общем, намечается серьезный шантаж, и Шольц не выдержал: какие репарации, дескать, Гданьск – это Данциг, по итогам войны Польше отдали всю западную часть Пруссии, вопрос давным-давно закрыт, а если нет, то немцы будут пересматривать послевоенные договоры о границах. Словом, вспылил. Впрочем, и поляки вряд ли рассчитывают на всю заявленную сумму. Откуда такие деньги? Зато есть простор для торга. Например, немцы могут надавить на Еврокомиссию, чтобы разморозила 35 миллиардов евро постковидной помощи, которую не дают из-за того, что Варшава в прошлом году решила поставить свои внутренние законы выше европейских. А еще пройдет полгода, а там, глядишь, и все, что принадлежало «Роснефти», все доходы с украденных у нее активов плавно перекочуют в портфель и кассу польской нефтяной компании «Орлен». И вообще с этого правительства Германии грех не содрать. Оно само подставляется.

«Больше никакой наивности в отношениях с Китаем. Это относится и к немецкому правительству. Мы не можем себе больше позволить времена, когда был актуален подход «торгуем, несмотря ни на что», несмотря на социальные и гуманитарные стандарты. Европа займет более жесткую позицию в торговой политике с Китаем», – сказал министр экономика Германии Роберт Хабек.

Шесть последних лет Китай был крупнейшим торговым партнером Германии. И сейчас остается. В прошлом году оборот оставил 245 миллиардов евро. Есть сомнения в том, что Германия может позволить себе роскошь рвать эти связи, но к несчастью для немцев так уж случилось, что страна сейчас председательствует в «большой семерке» и их элита вынуждена персонифицировать Запад в его конфликте с Востоком. Но вынуждена отчасти. Совсем крохотной части, потому что восторг и подобострастие, с каким в Берлине в пятницу министр иностранных дел принимала американскую конгрессвумен Нэнси Пэлоси, которая запомнилась тем, что чуть было не начал войну США с Китаем из-за Тайваня, вот эти чувства были совершенно неподдельными. И это главный геополитический успех американцев. Они нашли и вырастили людей, которые готовы для них поставить на кон все, включая Германию.

Может быть, все как-то обойдется. Может быть, зима будет теплая – на это сейчас все уповают. И это правда, что впервые за период после мировой войны европейцы не могут ничего уверенно планировать. Даже в своей частной жизни. По крайней мере, пока не получили готовых счетов за электроэнергию. Когда Фон дер Ляйен была в Киеве, она сказала, что Украина быстро движется ко вступлению в ЕС. Наверное, с этим многие поспорят, но в чем-то она права: только Евросоюз сейчас очень быстро встает в Украину.



Источник

Author: azim

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *