Украину могут превратить в полигон для испытания военных стартапов



Германия заявила о рекордных убытках – 60 миллиардов евро в этом году. Деньги уходят из-за роста цен на энергоносители. Страдает и Франция. Там цены на газ выросли на беспрецедентные 380%, и из-за нерентабельности закрываются консервные, сахарные и молочные заводы. В Великобритании, где энергетический кризис проделал в бюджете миллиардную дыру, курс фунта упал до минимальных почти за 40 лет значений. Что еще должна пережить Европа, чтобы, наконец, пересмотреть свою политику?
Непростая работа у немецких журналистов на Украине. То, что человек не заметит, заметит камера, и это попадет в эфир: в репортаже телекомпании NTV, например, в кадр въехал украинский МТЛБ со свастикой на борту. В Германии за демонстрацию нацистского символа – три года тюрьмы, но пока дело ограничилось комментариями внимательных телезрителей: «Некоторые не вынесли никаких уроков из двух мировых войн»; «Речь идет о внутреннем конфликте России и Украины, которая ведет с 2015 года войну в Донбассе против местного русскоговорящего населения, составляющего там большинство. После того как по команде США с базы Рамштайн Германия вмешалась в конфликт и начала поставлять технику для войны, мы находимся в состоянии войны»; «Госпожа Штрак-Циммерманн, вы хотите пойти на риск, чтобы немецкие танки с подобными символами в скором времени вновь оказались на Украине? Вы действительно можете взять на себя за это ответственность?»

Последнее замечание отсылает к эфиру другой телекомпании – ARD, где сошлись лидер оппозиционной «Альтернативы для Германии» Алиса Вайдель и глава парламентского Комитета по обороне Штрак-Циммерманн («Свободные демократы»), в результате окончательно прояснилось, что в вопросе о поставках танков и БМП для ВСУ на канцлера Шольца давят не только американцы, но и младшие партнеры по коалиции.

— Должна ли Германия поставлять Украине боевые танки?

— Нет, – считает Вайдель.

— Да, – уверена Штрак-Циммерманн.

— Можно ли считать успешными антироссийские санкции?

— Нет, – говорит Вайдель.

— Да, – отмечает Штрак-Циммерманн.

— Должны ли граждане Германии мириться с ограничениями из-за войны?

— Конечно, нет, – сказал Вайдель.

— Нам больше ничего не остается, – признается Штрак-Циммерманн.

Терпеть и поставлять оружие – консолидированная позиция «Зеленых» и «Свободных демократов». Но если им кажется, что больше ничего не остается, то у Киева полно идей. Издание Military Times цитирует заместителя министра обороны Гаврилова, которые предлагает превратить Украину в полигон для испытания военных стартапов. Формально Гаврилов обращается к американскому ВПК, но понятно, что не только к нему: «Если у вас есть какие-то идеи или какие-то пилотные проекты, которые нужно протестировать перед массовым производством, вы можете присылать их нам, и мы объясним, как это сделать. В итоге вы получите штамп «проверено войной на Украине». Вы оружие легко продадите».

Или не продадут, если оружие не пройдет проверку. Как бы то ни было, канцлер и его социал-демократы пытаются избежать эскалации, которая привела бы к столкновению НАТО и России. По крайней мере, накануне об этом говорил Шольц. А сегодня немецкий министр обороны Кристина Ламбрехт, комментируя новости из России, испытывала определенные трудности, вероятно, связанные как раз с нежеланием повышать ставки: «Мы должны, конечно же, всегда держать во внимании реакцию Путина. Следить за реакцией России на происходящее. Разумеется, мы также наблюдаем за поступающими угрозами. Однако проникнуть в голову Путина, понять его стратегию сейчас труднее, чем когда-либо. Но нас это не останавливает».

40 танков передаст Греция, еще 28 Словения, а Германия восполнит им потери без указания сроков. Все-таки госпожа Ламбрехт выглядит не слишком энергичной на фоне свой предшественницы на посту министра обороны Германии, а ныне – главы Еврокомиссии Фон дер Ляйен – вот кто тормозов вообще не знает.

Немецкие производители свежих и замороженных продуктов пишут в правительство письма про то, что страну ждут продовольственный дефицит, проблемы с ежедневным обеспечением населения базовыми товарами, а она все про полупроводники: «Санкции оказались очень эффективными. Если вы посмотрите на российскую экономику, промышленность в руинах. Мы видим, что у них действительно трудные времена с поставками вооруженным силам, потому что ВПК сталкивают с большими сложностями, например, с нехваткой полупроводников, которые мы больше не поставляем. Все эти знаки показывают, что санкции кусаются».

И санкций нужно больше. Издание Politico анонсирует обсуждение восьмого пакета в ближайшие дни. Предполагается, что ЕС введет запрет на передачу России некоторых технологий, которые еще не попали под санкции. Сложно представить, что это еще может быть, а значит, если не сработало в прошлом, то не сработает и теперь. Более того, идеи Фон дер Ляйен, которая еще с прошлого года начала декларировать полный отказ от российских энергоносителей, имеют обратный эффект: владелец отеля на Сицилии попал в больницу после того, как получил счет за электроэнергию. В августе заплатил 9 тысяч евро, а сейчас должен 83 тысячи. Не заплатит – с 1 октября отключат от сети.

Эйфория, связанная с заполнением подземных хранилищ газа в Европе в среднем до 80%, быстро сошла на нет – цены опять отправились в рост. И глава австрийского МИД Шелленберг говорит о том, что действующие санкции можно «уточнить», но новых не надо: «Дальнейшие шаги, прежде всего в энергетическом секторе, в отношении газа – тут от Австрии будет четкое «нет». Уже принятые пакеты носят всеобъемлющий характер».

Тут же еще неприятная новость. Норвежская компания Equinor решила продлить на зиму и весну эксплуатацию газовой электростанции, которую собиралась остановить, – это скажется на способности Норвегии закрывать европейские потребности в топливе. Не будет даже близко приемлемых цен, а будет двузначная инфляция, с которой ЕЦБ попытается справиться дальнейшим увеличением ключевой ставки, что, возможно, не остановит обесценивание евро, зато замедлит экономику до состояния рецессии.

Но кто будет слушать венгерского премьера Орбана – он же теперь официально признанный авторитарный лидер? «Если бы санкции сняли, цены сразу упали бы вдвое, инфляция тоже снизилась бы. Без санкций экономика Европы восстановилась бы и могла бы избежать надвигающейся рецессии», – заявил Орбан.

Но у немецкого правительства другой план. Объявлено о национализации крупнейшего дистрибьютора газа компании Uniper. Это прорва уже поглотила около 20 миллиардов евро и хочет еще. Государство будет спасать. При этом власти говорят людям, что не хотят перекладывать финансовое бремя на потребителей. Есть способ получше – переложить его на налогоплательщиков.

В Брюсселе тем временем носятся с идеей изъятия сверхдоходов у тех участников энергетического рынка, кто не завязан на углеводороды. Например, у операторов АЭС. И создания за счет этого фонда помощи тем, кому газ по зимним ценам будет совсем не по карману. Никто не просчитывает долгосрочных последствий подобного администрирования, но с учетом того, что кризис вполне может затянуться, это повлияет и на настроения инвесторов. Ждем 28 сентября – Еврокомиссия планирует представить план спасения европейской энергетики.



Источник