Умерла Джина Лоллобриджида


На 96-м году жизни в Риме умерла Джина Лоллобриджида, первая европейская кинозвезда, ослепительно осветившая советский оттепельный кинопрокат в фильмах «Фанфан-Тюльпан» (Кристиан-Жак, 1952) и «Хлеб, любовь и фантазия» (Луиджи Коменчини, 1953). Ушла из жизни последняя соперница Мэрилин Монро и Софи Лорен, с которыми Джина всерьез воевала на поле сексапила и прежде всего идеальных телесных пропорций.

«Я видел много звезд на небе, но такой, как ты, не видел никогда»,— подписал Джине свою фотографию на Московском кинофестивале 1961 года Юрий Гагарин. А может, и не подписал. «Я до сих пор не женат, только потому что не встретил такую женщину, как вы»,— сказал ей Фидель Кастро. А может, и не сказал. «Меня называют американской Джиной»,— ревниво посетовала ей Мэрилин Монро. «А меня —итальянской Монро»,— парировала Джина. А может, и не парировала. Когда Софи Лорен застраховала свой бюст на $120 тыс., Джина ответила страховкой на 600 тыс. А может, и не ответила. Говорят, сирийский генерал Атлас запретил своим молодцам стрелять в итальянских солдат в Ливане, чтобы обожаемая Джина не обиделась. А может, и не запретил. Какая разница, если фильм Роберта З. Леонарда с Джиной в главной роли назывался «Самая красивая женщина в мире» (1955).

Если кино — это всеобщая греза, воплощение коллективного бессознательного, то юная Джина была воплощенной грезой, мечтой психоаналитика. Осиная талия в сочетании с легендарным бюстом, воронова крыла волосы и широко распахнутые глаза. Как ни удивительно, начав кинокарьеру в Италии конца 1940-х годов, она благополучно миновала увлечение жестким, социальным неореализмом: никаких тебе героинь Сопротивления, никаких падших по вине жестокой жизни девиц. Сыграв Озорницу-Марию, предмет вожделения провинциальных карабинеров в «Хлебе, любви и фантазии» Коменчини, она стала символом так называемого розового неореализма. Кино, где все вроде бы как в жизни, но именно что вроде бы. Кино, которое утешало итальянцев: все будет хорошо, и хлеба навалом, и любви в избытке, и любые фантазии исполнятся.

А еще Джина была главной цыганкой мирового кино 1950-х годов. Настоящей, как Эсмеральда в экранизации Жана Деланнуа «Собора Парижской Богоматери» (1956).



Источник KOMMERSANT.RU

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *