Для каких веяний закрывалось прорубленное в Европу окно


В ходе преобразования России Петр I столкнулся с непростой задачей — вместе с научно-техническими и военными знаниями из-за границы стали проникать идеи, подрывавшие основу его власти, а те, кто должен был стоять на страже, годами игнорировали строжайший запрет царя-реформатора; и 300 лет назад, в январе 1723 года, самодержец изменил подход к этим проблемам.

Выбор меньшего из двух зол всегда нелегкое занятие. Особенно, если зло в обоих случаях очень велико. Царь Петр Алексеевич оказался перед подобной дилеммой в ходе своих реформ, когда счел необходимым лишить Русскую православную церковь самостоятельности и преобразовать ее в укрепляющее царскую власть государственное ведомство, которое надзирает за поведением каждого православного и доносит волю самодержца его подданным в форме доходчивых и убедительных проповедей в храмах.

Вот только рост числа просвещенных служителей церкви таил большую опасность.

Ведь многие из них были скрытыми, но ярыми противниками петровской церковной реформы. А различного рода «подметные письма», распространявшиеся противниками Петра I, всегда имели значительное влияние на народ. И собственноручно выращивать новых авторов подобных текстов было отнюдь не в интересах царя-реформатора.

Безверники, как тогда именовали атеистов, считались страшной угрозой. Ведь они подрывали основу основ существования и церкви, и власти. А после церковной реформы, поправшей все прежние церковные устои и поколебавшей веру немалого числа православных, безбожие могло найти в России благодатную почву для укоренения и распространения. Так что действовать требовалось быстро, твердо, но вежливо, дабы не испортить отношения с зарубежными православными иерархами, отправляющими своих людей за материальной помощью в Россию.



Источник KOMMERSANT.RU

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *