Евгения Милова о том, как в эволюции светской жизни наметилось вымирание


В прошлом году я отказалась писать итоговую колонку про светскую жизнь, сославшись на то, что никаких шокирующих перемен в этом виде деятельности не было. На самом деле Москва и Петербург гуляли так, словно пытались наверстать все упущенное за год ковида, и у меня просто не осталось сил на еще один текст. Тем более что работу в «Ъ» я совмещала с должностью светского редактора российского Tatler. Год спустя Tatler закрыт, основной пул его рекламодателей прекратил деятельность в России, а его последний главный редактор Ариан Романовский по обвинению в вымогательстве у Сергея Чемезова находится в «Бутырке». Тут бы и закончить итоговую светскую колонку, потому что куда уж наглядней.

Кажется, совершенно очевидно, год назад было последнее танго в предпраздничном городе, от которого до Парижа всего часа четыре прямым рейсом. Зато теперь у меня куча сил, чтобы попробовать подвести итог светским метаморфозам.

Первыми начали робко пробиваться к свету (оставшемуся практически без хроники) государственные театры и частные галереи. Театры никто и не спрашивал, а у галерей уверенности в правильности действий не было, но и прекратиться совсем после стольких лет было невозможно. Дальше можно было наблюдать соревнования по деликатности: тут перестали подавать алкоголь, но говорили речи о культурной значимости происходящего, а там — наоборот, наливали молча. Победила дружба: Telegram-канал «Антиглянец» (крупнейший из каналов светской тематики) и прежде давал вечера — для админов других каналов. Однако после блокировки Instagram (принадлежит Meta — признана экстремистской организацией и запрещена в России) Telegram-админами стали все.

Вечеринка в баре «На вина» в середине мая стала первой, которая смогла собрать почти татлеровскую явку: красивых богатых женщин и изящных мужчин.



Источник KOMMERSANT.RU

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *