Федор Лукьянов о том, что дал 2022 год для осмысления действительности


2022-й все перевернул. Задним числом, преодолев шок, который каждый испытал в феврале, нетрудно объяснить, как так вышло. И даже, что иначе быть не могло. А по прошествии десяти месяцев в общем ясно, почему кампания пошла не так, как планировали.

Последнее, наверное, позитивно. Фасад осыпался, обнажив каркас. Он оказался не вполне таким, как представляли. Одни конструкции, считавшиеся несущими, к удивлению, просели. Другие, которые подозревали в ненадежности, стоят прочнее, чем думали. Иллюзий меньше, хотя агитпроп работает на их сохранение. Но скорее по инерции. Необходимость кардинального обновления здания очевидна.

Россия взялась решать украинский вопрос, когда он оказался центральным для мироустройства. Хотя, возможно, наоборот — центральным он стал, когда Россия попыталась его решить. Две темы отныне прочно увязаны. Чего больше в ожесточенном сопротивлении, которое встретила наша страна,— желания соседнего народа отстоять самобытность или готовности мировых грандов пожертвовать этим самым народом, чтобы поставить на место державу-ревизиониста? Но Россия добровольно пошла на стресс-тест, от результатов которого зависит ее будущее. И отменить это испытание уже невозможно.

Неопределенность целей специальной военной операции отражает всеобъемлющий характер вызова. Что получится в итоге, то и есть цель, выяснится она по факту. Особенность современного мира в том, что в нем не бывает чистой победы. В этом и главный парадокс — война вернулась как форма отношений государств, но победы в классическом понимании она не предусматривает. Это резко усложняет характер конкуренции и делает ее заведомо нелинейной. А ее результат — тем самым «гибридным». Решающий фактор — выносливость, устойчивость государств под градом разных ударов, которыми изобильна непредсказуемая международная среда.



Источник KOMMERSANT.RU

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *